Восстановим порушенные святыни Восстановим порушенные святыни

Таинство Крещения есть первое таинство, которым человек входит в Церковь. И поскольку вне Церкви нет спасения, то без крещения невозможно и положить начало спасению. Сам Господь после Воскресения посылая учеников на проповедь сказал им: «Проповедайте Евангелие всей твари, иже веру имет и крестится, спасен будет» (Мк. 16,16).

После этого человеку надлежит еще пройти долгий путь борьбы со грехом и преображения своей души, но без Крещения и сам этот путь невозможен. «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3,3).

Совершению Крещения предшествует чтение молитв матери и крещаемому. Если крещаемый - младенец, то матери читаются молитвы на 1-й и 40-й день, а ему на 8-й и 40-й дни. Молитвы матери на 1-й день предназначены для ее укрепления, а на 40-й день для очищения и воссоединения Церкви. После этого она входит в храм и может участвовать в Таинствах. Младенцу на 8-й день читается молитва на наречение имени. Это удержано еще от ветхозаветной Церкви, где на 8-й день над младенцем совершалось обрезание и он принимал имя. На 40-й же день в ветхозаветной Церкви младенца приносили в храм для поклонения и принесения за него жертвы. И ныне в молитве 40-го дня Церковь преподает младенцу благословение (III молитва) и просит Господа сподобить его «во время благопотребное водою и Духом от рождения» ( IV молитва).

После молитв 40-го дня начинается чин оглашения. Как повелевает требник «священник разрешает пояс хотящего просветитися, и совлачит, и отрешает его, и поставляет его во единой ризе непрепоясана, непокровена и необувена, имущего руце доле и дует на лице его трижды, и знаменует лице его и перси трижды, и налагает руку его на главу его». Это указание относится к возрастным крещаемым (1, стр.340 ). Совлачение риз символизирует отложение ветхого человека с его страстьми и похотьми. На это указывает и то, что крещаемый не раздевается сам, ибо в этом совлачении ( ветхого человека) ему необходима помощь лица священного, облеченного властью от Бога. И возложение руки на голову – необходимая духовная защита (2, стр. 45 ). И в молитве, о еже сотворити оглашенного, священник просит Господа «Отстави от него оную ветхую прелесть… соедини его стаду наследия Твоего…». Непосредственно после этого священник читает четыре молитвы запрещения злых духов. Чтению этих запрещений всегда придавалось большое значение. Ибо злые духи после грехопадения человека получили к нему свободный доступ и могут вкладывать помыслы - чувства, желания, мысли в сердце человеку, заводить с ним беседу, привлекать его внимание и могут мучить его душевно и телесно. Поэтому в древности эти молитвы читались несколько раз каждая (2, стр.35). После этих молитв и последующего Крещения, сатана теряет власть над человеком, хотя у него остается возможность прельщать и уговаривать. В первых двух запрещениях священник напрямую силой Божией повелевает сатане «отступить от создания сего». А в двух последующих молитвах, осознавая свою немощь в этом деле, обращается к Богу с просьбой, чтобы Господь Сам «сокрушил сатану под ноги его». И дует священник на уста его, чело и грудь и говорит «Изжени из него всякого лукавого и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его». После разрушения власти лукавого духа, оглашенный должен высказать свою волю. И поворачивает его священник на запад, и оглашенный отрекается от сатаны, дует и плюет на него, свидетельствуя желание не иметь более с демонами ничего общего. За отречением от сатаны следует сочетание Христу. Ибо мало желать не жить по демонски. Надо стараться жить по Христу. Оглашенный поворачивается на восток, свидетельствует свое желание быть со Христом и исповедует веру – читает Символ Веры. Если крестится младенец, Символ Веры читает восприемник, который своей верой и обязательством научить малыша, по мере возрастания вере заменяет веру и исповедание крещаемого. Сочетание Христу всегда было одним из центральных моментов оглашения, ибо приносимые обеты требовали верности до конца жизни. Оглашение заканчивается чтением молитвы «Владыко Господи Боже наш, призови раба Твоего…», после чего священник и все остальные входят в храм.

Священник облачается в белые епитрахиль, поручи, фелонь, означающие, что с крещением для человека начинается новая чистая жизнь, совершает каждение воды и всех участников Таинства и дает возглас к началу чина Крещения «Благословенно Царство…» ( Сам возглас напоминает, что Крещение в древней Церкви совершалось на литургии). Диакон возглашает мирную ектению с про-шениями о освящении воды и о «приходящем ко Святому просвещению». В это время священник тайно молится о «укреплении к службе предлежащего Таинства» и по окончании ектении творит молитвы на освящение воды, среди которых трижды благословляет воду, погружая в нее персты и дует на нее. По окончании молитв освящается елей. Для освящения иерей дует трижды в сосуд елея, благословляет его трижды и читает молитву на освящение елея, освященным елеем трижды крестообразно кисточкой проводит по воде в купели и возглашает: «Благословен Бог просвещаяй и освящаяй всякого человека, грядущего в мир...». После этого священник погружает в елей два перста и помазывает крестообразно на челе, груди, междорамии, ушах, руках и ногах крещаемого. Согласно требнику, после помазывается все тело. Святитель Кирилл Иерусалимский называет сей елей заклинательным (над демонами) и проводит мысль, что как в наших всех составах таились сопротивные силы, так изгоняются Христом через помазание от верху главы до ног (3, стр.322). В молитвах этот елей называется елеем радования, радования о спасении от потопа греховного в новом Ковчеге Спасения – Церкви Христовой через привитие дикой маслины к Доброй Маслине – Христу. С исчезновением в Церкви института оглашенных, некоторые вещи на практике сейчас не исполняются во избежание недоразумений. Ибо если приходит взрослый человек креститься, священник сталкивается с такой проблемой: без Крещения ходить в церковь, учиться и готовиться человек не хочет, а без жизни в чине оглашенного он не может ни понять, ни адекватно воспринять многие моменты чина Крещения.

В частности, сейчас священник никого не раздевает и не разувает, ибо весьма трудно было бы священнику объяснить, например, молодой женщине в присутствии ее родственников и знакомых как для нее это полезно и необходимо. То же самое можно сказать и о помазании. Сейчас практически нигде не помазывают все тело, хотя все эти особенности как важные и необходимые сохраняются в требнике. Памятники Церкви от IV в. до XVI в. совершенно четко и единогласно свидетельствуют о именно такой практике (2, стр.40). В этом контексте понятно и то, почему при освящении елея сосуд держит по указанию требника диакон – елея нужно достаточное количество, особенно если крещаемых несколько. Понятен и способ первоначального помазания (двема персты) и если некоторые современные руководства говорят о нем как неудобном (4, стр.23) и рекомендуют помазание кисточкой, то он становится понятным, если помазывают все тело, и тогда уже способ помазывания кисточкой делается неудобным. На это же указывает и то, что по требнику после Крещения моет священник руки – конечно от того елея, которым он помазывал перед Крещением.

Но вернемся к Крещению. После помазания священник берет крещаемого, если он младенец и вносит и опускает в купель «проста», т.е. без одежд, держа его лицом к востоку. Взрослый крещаемый сам входит в купель соблюдая те же условия и погружает его священник трижды первый раз говоря:« Крещается раб Божий (имярек) во имя Отца, Аминь»; второй раз погружая – «…и Сына, Аминь»; третий раз-«…и Святаго Духа, Аминь ». Погружение в воду с головой означает приобщение крещаемого к смерти Господа, как говорится в читаемом потом отрывке из Апостола: «Все мы, крестившиеся во Христа Иисуса в смерть Его крестились» (Рим.6,3). А восхождение от воды означает Воскресение Христа Спасителя и наше совоскресение с Ним. Удивительно просто и глубоко символику Крещения раскрывает свт. Кирилл Иерусалимский в своих тайноводственных поучениях: «И вы исповедали спасительное исповедание, и погружались троекратно в воду, и паки из воды появлялись. И здесь вы знаменательно изобразили тридневное погребение Христово. Ибо как Спаситель три дня и три ночи пребыл во чреве земли (Мф.12,40) так и вы первым из воды появлением изобразили первый день, а погружением первую ночь Христова пребывания в земли. Ибо как человек нощию более не видит, а днем во свете обращается, подобно и в погружении, как в нощи, вы ничего не видели, а в появлении из воды как во дни были. И в то же время вы умирали и рождались и оная спасительная вода была вам гроб и матерь. И что Соломон о других вещах сказал, сие к вам приличествует. Тако сказал: «Время рождатися и время умирать» (Екклес. 3,2); о вас же напротив: время умирати и время рождатися. И единое время совершило и то и другое: и смерть и рождение ваше вкупе стеклися. О странное и чудное дело! Не истинно мы умерли, не истинно погребены были, ниже истинно по распятии воскресли, но во образе подражание, а во истине спасение. Христос был истинно распят, истинно погребен, истинно и воскрес; и все сие дал нам по благодати, да подобием приобщившись Его страданиям, самого истиного приобрящем спасения. О человеколюбие непостижимое! Христос на пречистых руках и ногах Своих принял гвоздие и претерпел страдание; а мне, хотя я не болел и не страдал, спасение дарует по единому общению страстей Его. Итак, никто не помышляй, что якобы Крещение есть благодать оставления грехов только, каково было Иоанново Крещение, то оно есть и благодать усыновления» (3, стр. 322). По Крещении трижды поется псалом 31-й, где с особой силой говорится о блаженном состоянии человека, чьи грехи прикрыты, как бы не примечены Богом, о радости прощения и принятия человека Богом. В это время священник облачает новокрещенного в белую ризу, символизирующую первозданную непорочность, ту славу, которая облекала Адама в раю; ему дается зажженная свеча и одевается крест – знак христианина. Пением тропаря «Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою…» таинство Крещения заканчивается и сразу же начинается таинство Миропомазания.

Ныне Крещение зачастую воспринимается не как «Таинство великое и пренебесное», а как простая необходимая треба, а для самих крещающихся и их родственников - как нечто скучное и малопонятное, но нужное.

Зачем? Чтобы быть как все и на всякий случай. Люди по книге не могут прочитать Символ Веры, о желании быть христианином настоящим почти никто и не говорит. И здесь дело не столько в отсутствии подготовки, сколько в ярко выраженном индивидуализме. Если для многих из наших прихожан и Евхаристия и Причащение уже сугубо личное, а не «общее дело», то что говорить о Крещении? Приходящие ко Крещению (или родственники младенцев) считают себя вправе взять в Церкви что им понравится (духовно), а что не понравится – отвергнуть, и самое главное – ни за что не отвечать, считать себя ничего не обязанными. Поэтому и Таинство сводится на уровень магизма. Потому и называют его как угодно – купанием, процедурой, ритуалом; но не Таинством.

Поэтому и выслушав вежливо наставления священника при отречении от сатаны, крещеные взрослые – члены Церкви – несут младенца новокрещенного заговаривать грыжу.

Поэтому в России по данным социологических опросов 80% православных – так люди сами заявляют о себе. Но когда те же исследования ставят вопросы конкретнее, цифры бывают другие. Например, на вопрос: «Были ли Вы на Пасху в храме?» - утвердительно ответило уже всего 3%, а на вопрос: «Участвовали ли Вы в Богослужении от начала до конца?» - еще меньше. Напрашивается вопрос: почему человек, считающий себя православным, не хочет участвовать в Пасхальной радости? Поэтому восприемники узнав о своих обязанностях кивают головой, вопросов ни у кого нет. А на вопрос священника: «А сами Вы когда причащались в последний раз?» - большинство молчит. Иногда быавают и такие ответы: «А что это такое? Может быть я когда и причащался, да сам о том не знаю?».

Мне кажется было бы целесообразно ввести элементарные требования, без которых нельзя Крестить. На это возражают, что может быть потом человек осознает все. Но что мешает ему потом, когда осознает, и Креститься?

Таинство не дается «на вырост». Ибо крещеные будут судимы по суду Евангелия, кому дано много, с того и спросится много. Не получается ли что бесы нам смеются? Выгоняем духа нечистого, а он видит дом свой не занятым и приводит семь духов злейших себе, и бывает хуже чем было.

Можно ли прививать человека – дикую маслину ко Христу – Доброй маслине, если он не желает идти ко Христу и чаще всего не верит в Него как своего Спасителя? Очень много вопросов, но решить их должен Соборный разум Церкви. А тем, что на конкретном приходе дело поставить по другому (что в принципе неплохо), проблему не решить. Ибо это общая тенденция и настроение приводит к охлаждению жизни и внутри приходов, когда даже просто человеческого участия мало. Каждый сам по себе.

Да исполнятся на нас слова молитвы Христовой (Ин.17;1-10) о единстве нас всех в Боге.



Библиография:

1. Архиепископ Вениамин. Новая скрижаль.

2. Протоиерей Геннадий Нефедов. Таинства и обряды Православной Церкви.

3. Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные.

4. Священник Н.Сильченков. Практическое руководство при совершении приходских треб.